Криптофизический комитет
!
Тайны мироздания
Карта сайта
НЕЗАВИСИМЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ В ОБЛАСТИ КРИПТОФИЗИКИ

ИССЛЕДОВАНИЯ
ПРОЕКТЫ
АНАЛИТИКА

СТАТИСТИКА САЙТА

Войти через соцсети


Сейчас на сайте: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Главная » Аналитика » Тайны мироздания

Сказ об овцах и волшебниках. Часть 1
От автора 

Целью данного отчета является изложение основ мировоззрения автора. Это, думаю, первая и последняя его философская работа. Первая – потому что ранее подобным автор не занимался, а последняя – потому что он не видит смысла для периодического пустословия. Данный отчет ни в коем случае не является законченной и состоявшейся работой, кроме того, он абсолютно не претендует на истину в последней инстанции. Его можно рассматривать просто как мнение, одно из… - и не более того. Стоит отметить, что сей отчет будет в дальнейшем дополняться, правиться, возможно, в корне меняться в соответствии с полученными практическими наработками. Сразу же стоит оговориться об используемой литературе. Дело в том, что автор использовал именно ту, которая более всего оказала на него воздействие и сформировала его миропонимание. Кроме того, при формировании данного литературного набора, который, собственно, и составляет основу данной работы, использовался принцип широты охвата рассматриваемых проблем, определенной системности, логичности выводов и возможности рассмотрения с практической стороны. Вся работа будет состоять из трех глав, которые в итоге должны выстроить, сформировать четкий образ относительно положения и роли человека в действующей системе мироздания, а также автор рассмотрит и работу самой системы. Если писать более грубо, то данный отчет строиться по принципу ответов на 3 вопроса: что здесь, собственно, происходит?, кто виноват? и что делать?. Нужно оговориться, что предложенные три главы абсолютно самостоятельными не являются. Они неразрывны в принципе, а потому изложенные в них идеи могут спутываться и пересекаться.

Используемая литература:
Вейник Альберт. Почему я верю в Бога.
Кастанеда Карлос. Дар Орла.
Кастанеда Карлос. Огонь изнутри.
Кастанеда Карлос. Активная сторона бесконечности.
Кил Джон. НЛО – операция «Троянский конь».
Наранхо Клаудио. Энеа-типологические структуры личности.
Странник. Алмаз сознания.
Странник. Врата сновидения.
Сурожский Антоний. Может ли еще молиться современный человек.
Успенский Петр. В поисках чудесного.

Работа построена таким образом, что большая ее часть состоит из цитирования вышеприведенных книг. Задача автора состоит в том, чтобы связать, склеить на первый взгляд разрозненные части и нарисовать целостную картину.

Глава №1. Человек – что это такое?

Как часть ответа будет вполне целесообразно привести несколько бесед Гурджиева с его учеником Успенским. От первого лица говорит последний. Сразу необходимо сделать небольшую ремарку. Ниже приведенные идеи нисколько не являются только лишь идеями Гурджиева. Приведенная ситуация, проблема, если угодно, рассматривается и в христианстве в том числе. Конкретно она раскрывается, например, у Антония Сурожского в его «Беседах». Автор приводит данные идеи только в рамках системы Гурджиева постольку, поскольку данный вид изложения наиболее прост для понимания (нужно также отметить, что многие психологи (персонологи) строили свои теории исходя из данных принципов (системы 4го пути). Кроме того, важно понимать, что последующие идеи не являются неким открытием – это всего лишь констатация фактов.

Человек не может делать, а значит, не может быть

Однажды в Москве я беседовал с Гурджиевым. Я рассказывал о Лондоне, где мне случилось остановиться на короткое время, об ужасающей механизации, которая в крупных городах все возрастает; без нее, вероятно, было бы невозможно жить и работать в этих гигантских "заводных игрушках".

- Люди превращаются в машины, - говорил я. - Несомненно, иногда они становятся совершенными машинами. Но я не думаю, что они способны мыслить: если бы они пытались мыслить, они не стали бы такими прекрасными механизмами.

- Да, - сказал Гурджиев, - это верно, но только отчасти. Прежде всего, вопрос заключается в том, какой ум люди используют во время работы. Если они используют тот ум, какой следует, они смогут думать еще лучше, работая с машинами. Но при условии, что они будут думать тем самым умом. Я не понял, что Гурджиев подразумевает под "тем самым умом". Понял я это гораздо позднее.

- И во-вторых, - продолжал он, - механизация, о которой вы говорите, вовсе не опасна. Человек может быть человеком (он подчеркнул это слово), работая с машинами. Есть другой вид механизации, гораздо более опасный: самому сделаться машиной. Думали вы когда-нибудь о том, что все люди сами суть машины?

- Да, - ответил я, - со строго научной точки зрения все люди – это машины, управляемые внешними влияниями. Но весь вопрос в том, можно ли принять этот научный взгляд.

- Научный или ненаучный - для меня все равно, возразил Гурджиев. – Я хочу, чтобы вы поняли, что именно я говорю. Посмотрите, все эти люди, которых вы видите, - и он указал на улицу. - Все это просто машины и ничего более.

- Я думаю, что понимаю вашу мысль, - сказал я. - Я часто думал, как мало в мире такого, что могло бы противостоять этой форме механизации и избрать свой собственный путь.

- Вот тут-то вы и делаете величайшую ошибку, - промолвил Гурджиев. – Вы думаете, что существует нечто, способное противостоять механизации, нечто, выбирающее свой путь; вы думаете, что не все одинаково механистично.

- Ну конечно, нет, - возразил я. - Искусство, поэзия, мысль - вот феномены совершенно другого порядка!

- В точности такого же! - был ответ Гурджиева. - Их деятельность так же механична, как и все прочее. Люди это машины, а от машин нельзя ожидать ничего, кроме механического действия.

- Очень хорошо, - сказал я, - но разве нет таких людей, которые не являются машинами?

- Может быть, и есть, - сказал Гурджиев. - Но только это не те люди, которых вы видите. И вы их не знаете. Мне хочется, чтобы вы поняли именно это.

Мне показалось довольно странным, что Гурджиев так настаивает на этом пункте. Его слова были ясными и неоспоримыми; вместе с тем мне никогда не нравились такие короткие и всеобъемлющие метафоры, которые упускают моменты различия. Я постоянно утверждал, что различия самая важная вещь, и для того, чтобы что-то понять, необходимо прежде всего увидеть, в каких моментах явления отличаются друг от друга. Поэтому мне представилось несколько неправильным, что Гурджиев настаивает на этой идее, которая и так казалась очевидной, при условии что ее не будут абсолютизировать и учтут исключения из нее.

- Люди так непохожи друг на друга, - сказал я. - Сомневаюсь, что можно поставить их всех в один ряд. Есть среди них дикари, есть люди интеллекта, есть гении.

- Совершенно верно, - сказал Гурджиев, - люди очень непохожи друг на друга; но подлинную разницу между ними вы не знаете и не можете знать. Различия, о которых вы говорите, просто не существуют. Это нужно понять. Все люди, которых вы видите, все люди, которых вы можете узнать впоследствии, - все это машины, настоящие машины, которые работают, как вы сами выразились, под влиянием внешних воздействий. Они рождены машинами и умрут машинами.

Каким образом дикари и мыслящие люди дошли до этого? Даже сейчас, в тот момент, когда мы беседуем, несколько миллионов машин пытаются уничтожить друг друга. Какая между ними разница? Где тут дикари и где мыслящие люди?

Все одинаковы...

Вот еще один разговор, оставшийся в моей памяти.

Я спросил Гурджиева, что нужно делать, чтобы усвоить его учение.

- Что делать? - спросил Гурджиев, как бы удивившись. - Делать что-то невозможно. Прежде всего человек должен кое-что понять. У него тысячи ложных идей и ложных понятий, главным образом, о самом себе. И он должен избавиться от некоторых из них, прежде чем начинать приобретать что-то новое. Иначе это новое будет построено на неправильном основании, и результат окажется еще хуже прежнего.

- Как же нам избавиться от ложных идей? - спросил я. - Мы находимся в зависимости от форм нашего восприятия. Ложные идеи создаются формами нашего восприятия.

Гурджиев покачал головой.

- Опять вы говорите о чем-то другом, - сказал он. - Вы говорите об ошибках, возникающих из восприятия, а я говорю не о них. В пределах данных восприятия человек может более или менее ошибаться. Однако, как я сказал раньше, главное заблуждение человека - это его уверенность в том, что он может что-то делать. Все люди думают, что они могут что-то делать, все люди хотят что-то делать; и первый вопрос, который задают люди, - это вопрос о том, что им делать. Но в действительности никто ничего не делает, и никто ничего не может делать. Это первое, что нужно понять. Все случается. Все, что происходит с человеком, все, что сделано им, все, что исходит от него, - все это случается. И случается точно так же, как выпадает дождь после изменений в верхних слоях атмосферы или в окружающих облаках, как тает снег, когда на него падают лучи солнца, как вздымается ветром пыль. "Человек - это машина. Все его дела, поступки, слова, мысли, чувства, убеждения, мнения и привычки суть результаты внешних влияний, внешних впечатлений. Из себя самого человек не в состоянии произвести ни одной мысли, ни одного действия. Все, что он говорит, делает, думает, чувствует, все это случается. Человек не может что-то открыть, что-то придумать. Все это случается.

"Установить этот факт для себя, понять его, быть убежденным в его истинности - значит избавиться от тысячи иллюзий о человеке, о том, что он якобы творчески и сознательно организует собственную жизнь и так далее. Ничего подобного нет. Все случается: народные движения, войны и революции, смены правительств - все это случается. И случается точно так же, как случается в жизни индивидов, когда человек рождается, живет, умирает, строит дома, пишет книги - не так, как он хочет, а так, как случается. Все случается. Человек не любит, не желает, не ненавидит - все это случается.

"Но никто не поверит вам, если вы скажете ему, что он не может ничего делать. Это самая оскорбительная и самая неприятная вещь, какую только вы можете высказать людям. Она особенно неприятна и оскорбительна потому, что это истина, а истину никто не желает знать.

"С вопросом "делания" (Гурджиев подчеркнул это слово) связана еще одна вещь. Людям всегда кажется, что другие неизбежно делают вещи неверно, не так, как их следует делать. Каждый думает, что он мог бы сделать все лучше.

Люди не понимают и не желают понять, что все, что делается, и в особенности то, что уже сделано, не может и не могло быть сделано другим способом.

"Постарайтесь понять то, что я говорю: все зависит от всего остального, все связано, нет ничего отдельного. Поэтому все идет только по тому пути, по которому должно идти. Если бы люди были иными, все было бы иным. Но они таковы, каковы есть, и поэтому все остается одним и тем же."

"Вы не понимаете своего положения. Вы находитесь в тюрьме. Все, чего вы и можете желать, - если вы способны чувствовать, - это бежать, вырваться из нее.

Отсутствие единства

"Величайшая ошибка, - говорил он, - думать, что человек всегда один и тот же. Человек никогда не бывает долго одним и тем же. Он постоянно изменяется; он редко остается неизменным даже в течение получаса. Мы думаем, что если человека зовут Иваном, он всегда будет Иваном; ничего подобного!

Сейчас это Иван, через минуту - Петр, а еще через минуту - Николай, Сергей, Матвей, Семен. А вы все еще думаете, что это Иван. Вы знаете, что Иван не может делать некоторых вещей, например, не в состоянии солгать. Затем вы обнаруживаете, что он солгал, и удивляетесь, как он мог это сделать. Однако Иван и впрямь не может лгать: солгал Николай. И когда появляется возможность, Николай не в состоянии не лгать. Вы удивитесь, обнаружив, какая толпа таких Иванов, Николаев и других лиц живет в одном человеке. Если вы научитесь наблюдать за ними, вам не нужно будет ходить в кинематограф." … А вот эти Иваны, Петры, Николаи - нечто совсем другое. Все они называют себя "я", иначе говоря, считают себя хозяевами, и никто из них не желает признавать другого. Каждый из них халиф на час; он делает то, что ему нравится, невзирая ни на что, а расплачиваться за это впоследствии приходится другим. И среди них нет никакого порядка. Кто из них выскочит наверх, тот и становится хозяином. Он хлещет всех направо и налево и ничего не боится. Но в следующее мгновенье другой хватает кнут и бьет его самого. Так продолжается в течение всей человеческой жизни. Вообразите страну, где каждый может на пять минут стать царем и делать в течение этих пяти минут с царством все, что захочет. А ведь такова наша жизнь.

"Человек, не имеет постоянного и неизменного "я". Каждая мысль, каждое настроение, каждое желание, каждое ощущение говорят: "Я". И в любом случае считается несомненным, что это "я" принадлежит целому, всему человеку, что мысль, желание или отвращение выражены этим целым. На самом же деле для такого предположения нет никаких оснований. Всякая мысль, всякое желание человека появляются и живут совершенно отдельно и независимо от целого. И целое никогда не выражает себя по той причине, что оно, как таковое, существует только физически, как вещь, а в абстрактном виде - как понятие. Человек не обладает индивидуальным Я. Вместо него существуют сотни и тысячи отдельных маленьких "я", нередко совершенно неизвестных друг другу, взаимоисключающих и несовместимых. Каждую минуту, каждое мгновение человек говорит или думает: "я". И всякий раз это "я" различно. Только что это была мысль, сейчас это желание или ощущение, потом другая мысль - и так до бесконечности. Человек - это множественность. Имя ему - легион.

"Смена "я", их постоянная и явная борьба за верховенство контролируется внешними влияниями. Тепло, солнечный свет, хорошая погода - немедленно вызывают целую группу "я"; холод, туман, дождь вызывают другую группу "я", иные ассоциации, иные чувства и действия. В человеке нет ничего, способного контролировать эту смену "я", - главным образом потому, что человек ее не замечает или не осознает; он всегда живет в последнем "я". Конечно, некоторые "я" бывают сильнее других. Но это не их сознательная сила; просто такими их создала сила случайностей или механических внешних стимулов. Воспитание, подражание, чтение, гипнотизирующее влияние религии, касты и традиций, очарование новых лозунгов - создают в личности человека очень сильные "я", которые господствуют над целыми группами других "я", более слабых. Их сила - это сила вращающихся "валов". И все "я", образующие человеческую личность, того же происхождения, что эти "валы": они - результаты внешних влияний; и те, и другие приводятся в движение и управляются внешними воздействиями ближайших моментов.

"Человек не имеет индивидуальности; у него нет единого большого Я. Человек расщеплен на множество мелких "я".

Воображение, отождествление, выражение отрицательных эмоций

"Воображение - вот один из главных источников неправильной работы центров (имеются в виду мыслительный, эмоциональный, двигательный и инстинктивный центры – примечание автора). Каждый центр имеет свою собственную форму воображения и мечтаний, но, как правило, и двигательный, и эмоциональный центры пользуются мыслительным, а он охотно предоставляет себя в их распоряжение, так как мечтания соответствуют его собственной склонности. Мечтания – абсолютная противоположность "полезной" умственной деятельности. "Полезная" в данном случае означает деятельность, направленную к какой-то определенной цели, на достижение конкретного результата. Мечтания же не преследуют никакой цели, не стремятся ни к какому результату. Мотив мечтаний всегда лежит в эмоциональном или двигательном центре, а фактический процесс осуществляется мыслительным центром. Склонность к мечтаниям отчасти представляет собой следствие лености мыслительного центра, т.е. его стремления избежать усилий, связанных с работой, которая направлена к определенной цели, в определенном направлении; отчасти же это результат склонности двигательного и эмоционального центров сохранять для себя свежими или повторять некоторые впечатления, приятные или неприятные, как воображаемые, так и действительно пережитые. Грезы неприятного, болезненного характера вполне свойственны неуравновешенному состоянию человеческой машины. В конце концов, можно понять склонность к приятным мечтаниям и найти им логическое оправдание; но неприятные грезы совершенно абсурдны. И все же многие люди девять десятых жизни проводят именно в таких болезненных грезах - о неудачах, которые могут постигнуть их или их семью, о возможных заболеваниях, о страданиях, которые им придется перенести. Воображение и мечтания - это случаи неправильной работы мыслительного центра.

"Отождествление" - один из самых опасных врагов, потому что оно проникает повсюду и обманывает человека в тот самый момент, когда ему кажется, что он борется с ним. Преодолеть отождествление очень трудно, так как человек с большой легкостью отождествляется с тем, что его больше всего интересует, чему он отдает свое время, труд, внимание.

"Кроме общих форм отождествления, следует обратить внимание на одну частную его разновидность, а именно, на отождествление с людьми, которое принимает особую форму: человек начинает "считаться" с другими. Есть несколько видов этого состояния.

"Есть люди, способные "считаться" не только с несправедливостью или неумением других в должной мере оценить их, но и готовые, например, возмутиться из-за погоды. Смешно, но факт. Люди могут выражать негодование по поводу климата, жары, холода, снега, дождя, раздражаться из-за погоды, возмущаться, сердиться на нее. Человек способен принимать все со столь личной точки зрения, будто весь мир специально устроен для того, чтобы доставлять ему удовольствие или, наоборот, неудобства и неприятности.

Многим людям очень трудно удержаться от выражения своих негативных чувств, вызванных, например, плохой погодой. Еще труднее им не выражать неприятные эмоции, когда они обнаруживают, что кто-то или что-то нарушает то положение вещей, которое они считают порядком или справедливостью.

И что в итоге?

Прежде всего, человек с безошибочной ясностью установит тот факт, что его действия, мысли, чувства и слова суть результаты внешних влияний, и ничто из них не приходит от него самого. Он поймет и увидит, что фактически является автоматом, действующим под влиянием внешних стимулов. Он ощутит свою полную механичность, почувствует, что все "случается", что он не может ничего "делать". Он - машина, управляемая случайными внешними толчками. Каждый толчок вызывает на поверхность одно из его "я". Новый толчок - и это "я" исчезает, а его место занимает другое "я". Еще одно небольшое изменение в окружающей среде – и появляется новое "я". Человек начинает понимать, что у него нет никакой власти над собой, что он не знает, что может сказать или сделать в следующий момент; он начинает понимать, что не может отвечать за себя даже в течение кратчайшего промежутка времени. Он поймет, что если он остается одним и тем же и не совершает ничего неожиданного, то это происходит потому, что нет никаких непредвиденных внешних изменений. Он поймет, что все его действия полностью управляются внешними условиями, убедится, что в нем нет ничего постоянного, откуда могло бы идти управление, - ни одной постоянной функции, ни одного устойчивого состояния. Как я уже сказал, пребывая таким, каким его создала природа, каким он устроен, человек может быть самосознающим существом. Таким он создан, таким рожден. Но он рожден среди спящих; и, находясь среди них, он, разумеется, засыпает как раз в тот момент, когда должен был бы начать сознавать себя!

Текст, приведенный выше, коренным образом отражает состояние человека. Все утверждения, имевшие место, поддаются практической проверке методами вынимания бананов из ушей и разувания глаз. Это вполне может со временем наблюдения, как за собой, так и за другими, стать очевидным.

Подлить масла в огонь автору, несомненно, помогут труды товарища (или товарищей) Fiery. Все брошюрки данного человека (или группы людей – для автора это так и осталось загадкой) имеют сугубо практическую направленность и в плане содержания несут в себе наборы упражнений (язык не поворачивается назвать их магическими – в хорошем смысле, конечно). Дело в том, что на их основе можно заключить не очень лицеприятные вещи:

1. Мы практически никогда не обращаем внимание на свое тело (в плане чувствования), свои движения, чувства притуплены.

2. На протяжении всей жизни у нас в голове происходит перемалывание абсолютно бесполезной, ненужной, бестолковой информации, то есть всякого хлама.

3. Мы, за редким исключением, живем либо в настоящем, либо в будущем, в своих грезах и воспоминаниях, но никак не здесь и сейчас.

4. Мы, условно говоря, не помним себя. То есть имеется в виду, что мы не осознаем, что мы это мы. Разве это нормально, если человек вспоминает о себе всего несколько секунд в сутки. Никто себя не осознает и не помнит! – пишет Странник.

Все это лишь подтверждает факт неправильной работы сознания. Да что тут говорить, когда человеческое существо не способно удовлетворить даже свои первичные инстинктивные потребности. Как известно, выделяют три инстинкта: самосохранения, размножения и социальный. Если представить их как три точки на плоскости, причем не лежащих на одной прямой, то, соединив их, мы получим треугольник. Будем считать, что этот треугольник – суть нормальное развитие человека (его обеспечение). Однако этого редко удается достичь. Как итог получаем психические расстройства, заболевания, неврозы и прочее. Но так ли все просто? Неужто данный треугольник (сформированный) – решение психологических проблем? Думаю, что нет. Еще Гюстав Юнг видел основную проблему человека в метафизическом факторе. Дело в том, что персонологи до сих пор не имеют четкого, законченного представления о структуре личности, мотивах поведения и причин развития психопатологии. Теперь что касается Клаудио Наранхо. По мнению автора, он очень близко подошел к истокам проблемы развития психических расстройств. На основе учения об энеаграммах он разработал, условно говоря, 9 шаблонов, матриц развития внутриличностного конфликта (неосознанного). Эти шаблоны носят названия 9 страстей: лень, гнев, гордость, тщеславие, зависть, алчность, страх, чревоугодие и вожделение. Вот, что он пишет: «Все энеа-типы – варианты человеческого недуга – «тиковой обскурации» или «утраты Бытия». Если мы сможем определить тот момент, когда начинает проявляться изменение в поведении – как средство заполнить чувство пустоты – эту бессмысленность Бытия, утрату внутреннего мира – как попытку скрыть обскурацию, тогда станет возможным взглянуть на нормы поведения, которых мы придерживались всю жизнь, с другой точки зрения и сбросить с себя часть груза, привязавшего нас к этой планете». По его мнению, именно в этих 9 матрицах и их комбинировании мы можем наблюдать всю механичность человека.

Таким образом, в силу приведенного материала, автор (то есть я) приходит только к единственному выводу – нас фактически не существует, мы действительно спим и видим сон (и действительно, для нас существует на момент здесь и сейчас то, что здесь и сейчас находится в нашем сознании – отсюда вывод: мы не существуем сами для себя, так как не осознаем себя сами; напомню, что один из главных вопросов философии: что первично, сознание или материя). Но как писал товарищ Маяковский: «Если звезды зажигают, значит это кому-нибудь нужно!»

Смотрите окончание отчёта.

3 апреля 2006 г.

Похожие материалы:
!!! Перепечатка материалов без согласования с Криптофизическим комитетом запрещается!

Добавлено: 03.11.2006 | Автор: Семён Киселёв | Просмотров: 3609 | Рейтинг: 0.0/0

Система OrphusЗаметили ошибку?
Выделите её и нажмите CTRL + ENTER

Главная | О нас | Наши коллеги | Пресса о нас | Контакты | Форум
Уфология | Криптофизика | Проекты | Аналитика
Центральный архив | Библиотека