Криптофизический комитет
!
Аномальные зоны
Карта сайта
НЕЗАВИСИМЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ В ОБЛАСТИ КРИПТОФИЗИКИ

ИССЛЕДОВАНИЯ
ПРОЕКТЫ
АНАЛИТИКА

СТАТИСТИКА САЙТА

Войти через соцсети


Сейчас на сайте: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Главная » Криптофизика » Аномальные зоны

Проклятые места или нечто неопределённое

20 августа 2009 года на мой мобильный был принят звонок с украинского телевидения. Корреспондентка телеканала Интер интересовалась информацией о деревне Солоники Полоцкого района. Я попросил выслать мне на e-mail имеющиеся по данному делу материалы. Как оказалось, деревня Солоники – это место жительства известного белорусского маньяка Геннадия Михасевича, который на протяжении 14 лет (1971 – 1985 гг.) совершил 36 убийств. Дело серийного маньяка получило громкое и довольно известное название – «Витебское дело».

Солоники, Полоцкий район, Витебская область

Весной 1976 года, женившись, Г.Михасевич переехал в вышеупомянутую деревню Солоники, где и жил до своего разоблачения.

Ольга (а так звали корреспондентку украинского телеканала), подготавливая материал для съемки документального фильма о проклятых местах, попросила меня помочь разобраться. Причиной ее звонка явилась статья в газете «Экспресс новости» за 07.09.2004. Ниже приводится текст данной статьи.

ИМИТАТОРЫ
Владимир Волков
http://www.expressnews.by/354.html

Проклятые земли

Уже давно отгремело Витебское дело, связанное с поиском маньяка-насильника Геннадия Михасевича. Однако кошмар, сотворенный невероятно везучим сумасшедшим, живет до сих пор - в маленькой деревушке, неподалеку от Полоцка, в котором родился, жил и убивал самый известный белорусский маньяк. Деревня Солоники находится всего в двух километрах от Полоцка. Однако чтобы попасть в деревню, нужно проехать через весь город. Другой дороги к проклятому селу нет. Покосившийся и изъеденный непогодой знак с надписью «Солоники» расположен прямо за железнодорожным переездом. Чуть ниже, в затянутой туманом лощине, лежит сама деревня. Неказистые деревянные и кирпичные постройки заметны издали.

Родное село белорусского маньяка-убийцы можно назвать умирающим. Вполне возможно, что через несколько лет на месте деревни останутся только каменные развалины да груда обгоревших досок. Внешний вид села вполне соответствует тому мрачному статусу, который получили Солоники спустя год после суда над Геннадием Михасевичем, известным серийным убийцей и маньяком. И хоть об убийце и творимых им бесчинствах правоохранительные органы вроде бы давно позабыли, время от времени деревня сама напоминает о своем «проклятии» серией громких убийств и изнасилований. Их совершают имитаторы. Люди, которые, не ведая зачем, берут в руки топор и продолжают дела, начатые монстром, имя которого успело кануть в Лету. Не так давно в маленькой деревне был зафиксирован очередной всплеск необъяснимых злодеяний.

Кровавая аномалия

Поиски места, где было совершено жестокое преступление, заняли немного времени. Сами сельчане охотно указывают на три кирпичных дома, построенных прямо на въезде в деревню. На хозяев неказистых построек сельчане уже давно махнули рукой. И не потому, что единственным смыслом жизни для них стал черствый хлеб да бутылка дешевого вина.

Историю Любы Степковой знают практически все жители Солоников. Вот только разговаривать о произошедшей в деревне трагедии сельчане не хотят. Говорят, не их это дело, что в чужой избе творится. Но это только отговорки. О кровавой трагедии, произошедшей больше года назад, говорят все. Причем в охотку, сидя за столом в присутствии детей и подростков. При этом начало истории деликатно замалчивается. Мол, семья была неблагополучная: муж пил, а его жена Любовь Владимировна Степкова ходила все время в синяках. И так на протяжении многих лет, пока женщина не выдержала и весной прошлого года не обрушила на голову мужа тяжелый топор.

Расправившись с благоверным, Любовь Владимировна принялась уничтожать следы преступления. Уборка дома началась с трупа. Разрубив все тем же злополучным топором бездыханное тело супруга на две части, женщина положила одну половину в печку, а вторую — в 40-литровую бочку, которую под покровом ночи прикопала в своем огороде. Оставшиеся части тела она разложила по банкам и снесла в подвал, утешившись мыслью, что дебошира искать по деревне станут нескоро. Увы, Степкова даже не предполагала, что за ее вечерними трудами в огороде пристально наблюдают несколько местных алкоголиков. Заметив, что из трубы дома Степковых валит темный дым, трое механизаторов совхоза уверились, что хозяева гонят очередную порцию самогона, и решили подежурить поблизости. И когда хозяйка выкатила из дому объемную бочку, из-за забора донесся лишь сдавленный стон восхищения. Переминаясь от нетерпения, троица все же дождалась, пока Степкова, закопав бочку, уляжется спать, после чего приступила к решительным действиям. Так как лопаты под руками не оказалось, вожделенный сосуд откапывали, чем придется. И уже через час бочка оказалась на другом конце села.

Перед тем как приступить к возлияниям, предводитель хмельной троицы даже сбегал домой за закуской. Спустя несколько минут, разложив возле бочки пару луковиц и кусок черствого хлеба, деревенская братва приподняла крышку. Удивление и ужас от увиденного не прошли у невольных свидетелей трагедии до сих пор. Однако еще более сильное впечатление на них произвели догорающие в прохудившейся печурке кости да галерея закатанных банок с человеческими органами.

Любовь Николаевну [автор статьи указал иное, нежели указывалось выше, отчество. Впрочем, по результатам нашего развед-выезда выяснилось, что Ф.И.О. женщины (по вполне понятным соображениям) были изменены. – К.Б.] арестовали сразу, тем более что своей вины женщина не отрицала и охотно рассказала следствию все подробности совершенного преступления. До сих пор неизвестно, что вложило в руки хрупкой женщины топор и заставило вынести смертный приговор своему мужу. Вполне возможно, что поводом для жестокой расправы послужил злополучный «приказ сверху». Увы, установить причастность к кровавой расправе призраков и прочих мифических личностей, суду, конечно же, не удалось.

Аномальная зона

Некоторые сотрудники Витебской областной прокуратуры считают, что всплеск преступности в Солониках пришелся аккурат на тот год, когда по приговору суда был расстрелян серийный убийца и маньяк Геннадий Михасевич. По словам прокурорских работников, начиная с 1984 года в Солониках чуть ли не ежегодно происходило сразу несколько преступлений, связанных с изнасилованием или убийством. Списать происходящее в деревне можно было разве что на непомерную тягу местных жителей к спиртному. Так ведь пьют в Солониках, как везде. Но чтобы после выпитого за топор браться, такого раньше не было. Старожилы уверяют, что народ в Солониках спокойный, мирный. Может, поэтому в правоохранительных органах стали всерьез поговаривать, что над деревней нависло что-то вроде проклятия. А один из силовиков даже предположил, что после смерти Михасевича вокруг деревни образовалась своеобразная аномальная зона, или же дух преступника вернулся на малую родину и продолжает руками земляков творить различные бесчинства. Как говорится, хотите верьте, хотите нет. Но только за последние несколько лет в деревушке, которая насчитывает от силы 20 дворов, произошло два жестоких убийства и одно изнасилование. Сельчане стали панически бояться темноты, считая, что после заката солнца появляться на улочках деревушки крайне небезопасно.

«Одержимые»

Рассказ о необъяснимых преступлениях, совершенных земляками Геннадия Михасевича, был бы неполным, если не отметить еще одно уголовное дело, которое не так давно было рассмотрено витебским судом. Главным обвиняемым по нему проходил житель маленького поселка, который зарубил топором свою шестилетнюю дочь. Примечательно, что причиной для зверской расправы над собственным ребенком, по словам самого подозреваемого, стали непонятные видения, которые время от времени посещали механизатора колхоза Алексея Шамшура. Во время последнего из них, преступник взял в руки топор и набросился на малолетнюю девочку…

Правоохранительные органы до сих пор считают случившееся самым жестоким и бессмысленным убийством из тех, что были совершены за последние несколько месяцев на территории Витебской области.

Представший перед судом житель деревни слыл довольно спокойным и работящим парнем. Однако несколько лет назад друзья Алексея стали замечать в его поведении некоторые странности. Вернувшийся из армии парнишка мог неожиданно остановиться как вкопанный и начать спорить с несуществующим собеседником. При этом со стороны словесная перепалка выглядела жутко. Складывалось такое ощущение, будто молодой работник колхоза пытается отказать незримому собеседнику в просьбе убить человека. Жена на неадекватное поведение мужа внимания старалась не обращать. Главное, чтобы дома было спокойно. Однако спустя несколько дней, вернувшись с ночной смены, женщина обнаружила на кухне труп своей шестилетней дочери. Алексей же в это время отсыпался на диване. Он-то и стал первым и, по сути дела, единственным подозреваемым в совершении убийства девочки. Как установили эксперты, за время отсутствия супруги механизатора в дом Шамшуров никто посторонний не входил. Замки и двери были целы, а ключи от неказистой частной постройки были лишь у взрослых членов семьи. Во время первого допроса Алексей никаких объяснений происшедшему не находил, как впрочем, и следам крови на собственных руках и рукоятке брошенного возле дома топора. Говорил только, что в момент совершения убийства ему привиделись демоны, окружившие игравшую на кухне маленькую девочку, и ему пришлось взять в руки топор, дабы защитить ее. В результате заступничества пьяного отца девочка получила в общем счете 48 ударов колюще-режущими предметами. Причем за топор нерадивый родитель взялся не сразу. По утверждению экспертов криминалистов, ребенок скончался от перелома основания свода черепа и многочисленных уколов в грудь шилом и острием ножа. Топором Алексей лишь превратил уже бездыханное тело малышки в кровавое месиво.

Марионетки?

Подвести стремление некоторых граждан неосознанно «копировать» подвиги своих «хищных» сородичей под научную теорию практически невозможно. Если смотреть с колокольни, на которой сейчас восседают работники милиции, то во всех попытках имитации кровавых преступлений виновата пресса. Мол, современные журналисты излишне детально описывают совершенные убийства.

Криминалисты считают, что сообщения об убийствах должны быть скупы. В противном случае другой человек, прочитав заметку, сочтет ее познавательной и обязательно последует данным в ней инструкциям. Объяснение простое и, что самое главное, удобное. Вполне возможно, что в бедах милиции действительно виноваты досужие журналисты. Однако, как в этом случае объяснить ситуацию с расчлененными кусками человеческого тела, которые работники столичной милиции обнаружили зимой этого года на центральных улицах Минска. Инцидент с разбросанными по городу отрубленными руками и ногами вошел в историю как самое громкое преступление этого года. Конечно, благодаря стараниям милиции, преступника удалось задержать. Им оказался работник одного из силовых подразделений столицы, который знал, как скрыть следы убийства. Впрочем, удивляет другое. Спустя несколько месяцев после ареста блюстителя порядка, история с расчлененными трупами повторилась. Причем дважды. На этот раз виновными в кровавых расправах оказались люди, которым учебник по криминалистике не приснился бы даже в страшном сне. Что двигало ими, что или кто заставил повторить кровавый путь, проторенный до этого образованным убийцей?

Увы, как показывает практика, большинство попавших в руки оперативников и докторов-психиатров убийц газет и журналов не читают. В большинстве случаев они действуют по наитию или, как утверждают некоторые из них, по указанию «сверху». Руководящую роль демонов и прочих порождений мифов и библейских легенд современная наука категорически отрицает. Единственная организация, которая «приветствует» демоническую теорию, – церковь. В древнейших христианских летописях есть место и дьяволу, и его слугам. Кроме этого, за избранными священнослужителями осталось даже право изгонять дьявола из человека. К сожалению, в руки священников преступники попадают редко. Суд над обезумевшими имитаторами пока вершит наука и здравый смысл. Поэтому рассказы о потерянной душе и чужой воле судьи воспринимают с улыбкой. В крайнем случае, когда убедить обвиняемого в обратном невозможно, его отправляют на принудительное лечение. В Новинки. В преступной среде республиканскую больницу прозвали Цитаделью страха. Почему? Об этом вы узнаете в следующем номере «ЭН». Тема имитации преступлений настолько обширна, что охватить ее в одной публикации невозможно. Поэтому приготовьтесь к длительному путешествию. Путешествию в глубь человеческого мозга, к корням страха и необузданной жестокости.

Ознакомившись со статьей, я ощутил некое подобие дежа вю – вся эта история очень напоминала ситуацию со странными смертями, которые, согласно другой газетной статье, происходят в деревне Кривое Село Минской области. В данный населенный пункт тоже был осуществлен развед-выезд, который, как и вполне следовало ожидать, не дал желаемых результатов… Однако об этом – чуть позже. Сейчас же предлагаю вновь вернуться к теме обсуждаемого вопроса.

Получив материалы от Ольги, я принялся изучать историю жизни и преступлений белорусского маньяка. Оказалось, что Геннадий Михасевич родился в 1947 году в деревне Ист Полоцкого района. Уже один этот факт указывает на то, что деревня Солоники не является родной деревней, «малой родиной» серийного маньяка. У меня начинало складываться впечатление о типичной «газетной сенсации», приукрашенной искусной рукой (а точнее, искусными словами) журналиста. Кроме того, слух об аномальности данной деревни не состыковывался с тем фактом, что убийств в самих Солониках Михасевич не совершал. Он действовал в своеобразном треугольнике, образованном основными автомагистралями, – Полоцк – Витебск – Лепель. Поэтому предположение о том, что Солоники являлись своеобразным эпицентром убийств, который впоследствии (после смерти маньяка) продолжал подталкивать местных жителей на кровавые преступления, кажется абсурдным. Понятное дело, что и казнили Г.Михасевича (через расстрел в 1987 году) не в данной деревне. Следовательно, предположение о неупокоенном духе маньяка на месте казни тоже является неправомочным.

Однако единственное, за что можно было зацепиться в данной истории, - так это за психологию совершаемых в Солониках преступлений. Женщина, РАЗРУБИВШАЯ НАПОПОЛАМ тело мужа; отец, ВИДЕВШИЙ ДЕМОНОВ вокруг своей шестилетней дочери… Психология убийств заинтересовала меня своей жестокостью и, с медицинской точки зрения, явной шизоидной направленностью. Поэтому я согласился помочь разобраться в данной истории…

25 августа 2009 года состоялся развед-выезд в деревню Солоники Полоцкого района, в котором приняли участие: Кирилл Бровченко, Игорь Щапов и Надежда Сурогатова. Было проведено фотографирование населенного пункта и опрос местного населения (в том числе и досрочно вышедшей из тюрьмы за примерное поведение Любови Степковой).

Деревня Солоники находится в двух километрах от Полоцка и насчитывает около 30 домов. В настоящее время толком-то и понять не могут – то ли Солоники относятся к городу Полоцку, то ли существуют как самостоятельный населенный пункт.

В ходе опроса местного населения выяснилось, что убийство Любови Степковой своего мужа – единственное в своем роде громкое преступление. А вот, например, об убийстве шестилетней девочки никто и слыхом не слыхивал. Это сразу же навело нас на мысль, что данный случай – всего лишь масло, которое подлили в огонь газетной печати, чтобы сфабриковать очередную сенсацию. Ведь, согласитесь, если данное убийство имело бы место быть, вряд ли бы о нем так быстро забыли – ведь не каждый день отцы наносят своим детям 48 режуще-колющих ранений, «спасая» их от демонов…

Нам также удалось побеседовать с Любовью Степковой, вышедшей досрочно за примерное поведение из тюрьмы. Следует также подчеркнуть, что Любовь Степкова – ее не настоящее имя. Истинное имя женщины мы, по вполне понятным соображениям, указывать не будем. Вернувшись с «зоны», женщина обнаружила, что квартира, в которой она жила, разграблена и разрушена. Много раз писала в сельсовет, надеясь получить хотя бы комнату в общежитии, но все без толку. «Я не хочу ей помогать, потому что она – зэчка», - вот так, в открытую, реагирует на ее письма местное начальство. Мы побывали в квартире женщины и сделали несколько фотоснимков. Один из них приведен ниже. Не буду вдаваться в подробности и говорить об условиях проживания в данной квартире – уверен, комментарии излишни…

Квартира Л.Степковой
      
Таким образом, в ходе проведенного развед-выезда не было обнаружено каких-либо предпосылок, которые бы могли дать повод для внесения деревни Солоники в разряд аномальных. На данный момент заключительной версией по данному делу остается тот факт, что статус «проклятого места» Солоники приобрели «благодаря» падкой до сенсаций газетной прессе – ведь, несомненно, взбудоражив в сознании читателей воспоминания о давнишнем «Витебском деле», рейтинг газеты, должно быть, существенно пошел вверх.

А теперь предлагаю перейти к другой истории из разряда «Нечто неопределенное».

Кривое Село, Заславский район, Минская область

Вторая история отчасти напоминает случай с Солониками своей газетной сенсационностью и отсутствием материальных зацепок. Что я имею ввиду под последним понятием? Отсутствие предпосылок, которые бы дали повод для установления связи между определенным событием и проявляющимся в результате этого аномальным явлением. Так, например, при полтергейсте мы имеем четкую материальную картину передвижения предметов по комнате; при исследовании аномальной зоны выдают себя различные свечения, изменения геомагнитных свойств местности, хрональные аномалии и т.д. Все это определенным образом можно зафиксировать, задокументировать. В случаях же, рассмотренных в этом отчете, не существует столь четких факторов; лишь только сенсационные статьи газетной прессы.

Ниже приводится статья Виктора Пономарева, корреспондента газеты «Беларусь сегодня», за 26.02.2005.

ПОД ЗАСЛАВЛЕМ «БЕРМУДСКИЙ ТРЕУГОЛЬНИК»?..

В деревне Кривое Село слишком много необъяснимых трагедий.

Всякая преждевременная смерть нелепа и отчасти мистична. Но когда они регулярно, фатально, на протяжении многих лет случаются в крохотной деревеньке?.. Как это объяснить? Трагедии, происходящие в Кривом Селе неподалеку от Заславля, ставят в тупик.

«Хочу рассказать о деревне, в которой происходят странные вещи. Может, кто–нибудь посоветует, подскажет, отчего все это, как остановить злой рок, — написала в редакцию Валерия Репина. — В деревне практически нет привычных для сельской местности стариков. Люди просто не доживают до старости, доживших — считанные единицы. Народ уходит из жизни трагически, не своей смертью. Я коснусь лишь событий последнего времени, когда наша семья переехала в Кривое Село. Что касается времен более давних, то, со слов жителей соседних деревень, все было так же. Даже довоенные девушки не хотели выходить замуж за кривосельских парней: «...Туды iсцi, дык лепш адразу памерцi».

Родители Валерии переехали сюда из–под Херсона, когда девочке было 10 лет. Странные события начались сразу же после переезда, хотя поначалу семья не придавала им значения. Человек, указавший семье Валерии именно этот дом, вскоре умер странной смертью. Александр Федорович, отец Валерии, как–то заметил пацанов, которые вместо мяча пинали... череп. Пенсионер спросил: «Где нашли?» — «В гайке». То есть в березовой роще. Лишь позже в этой роще открыли кладбище, но тогда его не было. Откуда был череп, пролежавший в земле, возможно, не одну сотню лет? В таких «тонкостях» фронтовик ошибиться не мог.

Когда Валерия повзрослела, странные события всей семьей стали обсуждать, пытаясь «систематизировать». Из письма:

«На глазах сверстников тонет в деревенском пруду трехлетний Димочка Войтешонок... Андрея сбивает автобус. Его отец кончает жизнь самоубийством. Потом мать выходит замуж вторично. Новоявленный супруг убивает старшего брата Андрюши, Сергея. Беспричинно — подошел и вонзил нож. Вскоре сгорает их дом. В это время с работы возвращается сосед. При виде пожара он падает и умирает на месте. Прямо на улице! Поэтому, кроме пожарных, пришлось вызывать милицию и «скорую». Пепелище стоит и сейчас.

Отслужив в Афганистане, возвращается домой бравый десантник. Через несколько дней он гибнет на мотоцикле при выезде из деревни. Вместе с другом.

Бобыль Петр, оступившись, падает с невысокого крыльца. Удар виском — смерть. Хоронили его племянники. Одного из них подхоронили к дяде Петру уже через несколько дней. Он заколачивал дом, укладывал дядины вещи, когда взорвался телевизор...

Десятилетний Сашенька погиб от удара коляски перевернувшегося в деревне мотоцикла. На глазах у беременной Галины убивает током мужа. Наш ближайший сосед, выезжая на велосипеде из деревни, был сбит машиной. Умер мгновенно...»

...Я повидал почти всех жителей Кривого Села. За исключением тех, кто потерял близких совсем недавно, у кого еще свежи раны — чтобы их не бередить. А сейчас я сижу в доме № 6, где живет Валерия. Она и родители повторяют описанное в письме и вспоминают иные трагедии...

«Еще один Петр тонет... в день собственной свадьбы. В тот же вечер умирает вырастившая его бабушка. Деревенского пастуха Вашкевича убил выращенный им бык: пригвоздил к изгороди. 20–летний Олег разбился опять же на мотоцикле.

У покойной уже Регины было трое сыновей–погодков. Один упал с трактора при погрузке сена, ударился головой о единственный оказавшийся там камень и... все. Через год точно такая же смерть унесла среднего сына».

Хозяева дома перечисляют смертельные случаи и впервые — по моей просьбе — ведут скорбный подсчет: 18, 24, 36 нелепых смертей! До сих пор речь шла только о коренных сельчанах. Но фатум настигает здесь и приезжих.

«Купил человек участок под застройку, стал завозить материалы. Шла разгрузка блочных плит. Одна сорвалась с крана и похоронила несостоявшегося хозяина. Другой уже построил дом. Вскоре и родной брат обосновался рядышком. Оба утонули в карьере».

Рассказчики переводят дух. Говорят, что приглашали отца Николая из Спасо–Преображенской церкви в Заславле, просили освятить деревню. Священник обряд исполнил, но дьявольские козни не прекратились. Спрашиваю хозяев, что им известно о происхождении деревни и ее названия. Только то, что написано в районной книге «Память». Название объясняется, очевидно, «кривым» рельефом: холм — низина, бугор — впадина. Известна с позапрошлого века как собственность князя Пшездецкого. Тогда было здесь 22 двора и 142 жителя. В 1917–м уже 33 двора и 219 жителей. 1997-й: 31 хозяйство и всего 55 жителей. Сейчас жильцов можно по пальцам перечесть.

В ближайшей округе — немало таких же и более населенных деревень — Анусино, Должаны, Векшицы, Венделево, но ничего подобного в них не происходит! В Анусино лишь один парень на мотоцикле разбился, еще один в Должанах. Давно. В Векшицах женщину машиной сбило лет 20 назад. Все. Зато в Кривом Селе косит даже тех, кто лишь проезжает мимо.

«На въезде со стороны Минска, прямо перед знаком с названием деревни, тоже оборвалось немало жизней. Год 2002-й: лобовое столкновение, двое погибших. Через неделю там же на совершенно пустой дороге необъяснимо разбивается еще один мужчина. Затем машина сбивает двоих детей на велосипедах, которые из соседней деревни приехали в Кривое Село... покататься.

Осень 2004-го: на том же месте такое же столкновение двух машин, но уже четверо погибших. Через неделю там же погибает женщина. Потом — мужчина: едва отъехав от знака, его машина попадает под тракторный прицеп. Наконец, в декабре 2004-го, едва въехав в деревню, летит в кювет автолавка: двое погибших...»

Мы с Валерией заходим в дома к пожилым женщинам. Они горестно вздыхают: «Ой–ой–ой, проклятое место!» — и рассказывают. Зинаида Францевна Закаблук вспоминает гибель сына Пети на собственной свадьбе: «Купались всей компанией. Петю водолазы нашли на третий день: ударился головой о штырь. Работал на заводе холодильников, был мастер на все руки, по работе весь свет объездил». Надежда Ивановна Гладкая, мужа которой 5 лет назад сбила машина, по сей день ищет концы: «Сначала следователи писали, что дело было под деревней Орешек. Но где тот Орешек! А спицы и детали сбитого велосипеда валялись в Кривом Селе». И только Галина Климова рассуждает реалистично: «Мы тогда колодец копали, муж сам виноват. Он приехал в обед, достал из шурфа шест и... замкнул им линию электропередачи».

В любую сторону от дороги считай дома — первый, второй... пятый — в каждом нелепая смерть, а то и не одна. Почти все стоят пустые. И хотя вокруг полно новеньких коттеджей, в Кривом Селе их практически нет. Лишь один приезжий соорудил дом–дворец, но жить в нем не стал: продал и уехал от греха подальше.

«Пожалуйста, помогите найти знающих людей, которые могут хотя бы предположить причину проклятья. Вечером кое-где еще светятся окошки. Не хотим, чтобы погасли и они. Но меня, как и других, злой рок не спрашивает, делает свое черное дело. Кто следующий?»

Я вот почему цитирую письмо Валерии. Выстраданное, наболевшее, оно далось ей с большим трудом. Отсюда и старательность, и каллиграфия, и документальная четкость изложения. Я, уже увидев все на месте, проверив каждый случай и уже поверив, так четко изложить события, боюсь, не смогу: у самого мурашки по коже.

В одной молодой семье здесь дети умирали, едва родившись. Семья переехала, и на новом месте в ней другие дети растут нормально. Этому верю на слово. Мог бы добавить, например, про тех пацанов, что когда–то играли черепом в футбол. Один из них погиб. Другой — маньяк, насильник: отбывает третий срок за преступления против несовершеннолетних. Еще один парень повредился рассудком...

О мистическом феномене Кривого Села в Заславле говорят многие, но внятных объяснений я не слышал.

Майор милиции Александр Смолонский, начальник Заславской ГАИ, лишь подтвердил мне, что ДТП со смертельным исходом в деревне случилось много. Но за цифрами отослал в областную автоинспекцию. Дескать, Кривое Село — не наш, не Заславский участок. В отделе информационно–аналитической работы ГАИ УВД Миноблисполкома попросили подождать: надо поднять статистику. Ее мне сообщил старший инспектор Александр Хромченко. Голосом, как мне показалось, подавленным, обескураженным: «Вблизи деревни только за последние полгода случилось шесть ДТП! Пятеро погибли, восемь человек ранены. Надо направить туда наших специалистов по организации движения...»

Я уточнил: это нормальная статистика? У нас в каждой деревне гибнет столько? Вопрос был, конечно, глупым...

В музее–заповеднике «Заславье» подробных сведений о Кривом Селе нет. Впрочем, деревня не входит в границы заповедника. Здесь мне назвали археолога Андрея Войтеховича, который работал в музее, специализируясь на курганах. Я с ним встретился. Андрей заканчивает диссертацию «Погребальный обряд на территории Полоцкого княжества в IX — XIII веках». Понимаю, что глупо задавать ученому такой вопрос, но надо же искать зацепку. «Верно ли поверье, что места, где имеются незахороненные останки, обретают какие–то «особые» свойства?» — «В этом что–то есть... Погребальный обряд в любом обществе — важнейшая составляющая культуры. Все погребальные ритуалы строго следуют двум правилам. Достойно проводить покойника — чтобы не обижался. И чтобы — не дай Бог! — не вернулся. Потому и выносят ногами вперед и даже через окно. Неспроста это! Что происходит, если закон не соблюдается, многократно описано в литературе и легендах. Например, о привидениях... На многие вещи люди просто закрывают глаза, так как не могут их понять и объяснить». Впрочем, о каких–то побоищах под Кривым Селом сведений пока нет...

Мы условились с Андреем поехать в Кривое Село позже, когда сойдет снег и высохнет земля. Тогда можно будет объехать окрестности. Возможно, к нам присоединятся и другие специалисты. Например, геофизик. Влияние электромагнитных полей на организм очевидно. Не сказывается ли здесь влияние некоего тектонического, геомагнитного разлома? А может, математик докажет, что все происходящее описано каким–нибудь законом, например, больших чисел? Если среди людей есть редкостные везунчики и фатальные неудачники, то они, возможно, встречаются и среди людских поселений? Или здесь работает «закон» топонимики (точнее ономастики), согласно которому «как вы лодку назовете, так она и поплывет»? Село–то Кривое!

Мы ищем не мистику, но логику. Ведь удалось разгадать даже тайну настоящего Бермудского треугольника. Попробуем разгадать и тайну Кривого Села.


Сказать откровенно, данная публикация сразу заинтересовала меня странностью и необычностью происходящих в деревне смертей.

13 июня 2009 года состоялся развед-выезд в данную местность. В выезде приняли участие: Кирилл Бровченко и Надежда Сурогатова.

Кривое село

Приехав в Кривое Село, мы сделали несколько фотоснимков местности и попытались найти дом 6, в котором проживала Валерия Репина. Моросил противный мелкий дождь, деревенские дома, неприветливо разбросанные по небольшой деревушке, уныло глядели на нас серыми окнами. Заметив несколько женщин, попросили указать нам дорогу. Дом №6, как оказалось, находился на другом конце деревни. Двинулись туда. На автобусной остановке одиноко стояла женщина. Решили спросить у нее, где находится шестой дом. Как оказалось, эта женщина и оказалась Валерией Репиной – автором письма, присланного в редакцию «СБ».

Сухо и, как нам показалось, довольно неохотно отвечая на наши вопросы, Валерия вскоре уехала на подошедшей маршрутке, оставив нас ежиться от промозглого ветра и мороси. Как выяснилось из нашего короткого разговора, люди в Кривом Селе умирают, однако в данной местности строятся дачи-коттеджи, в которые приезжают люди на выходные или в период отпусков. Каких-либо версий происходящих смертей Валерия не выдвигала и, как мы поняли, не хотела выдвигать. А вот Виктор Пономарев, условившийся «с Андреем поехать в Кривое Село позже, когда сойдет снег и высохнет земля», так и не приехал. Впрочем, как и не приезжал туда никто другой…

Единственная «аномалия», которая могла бы дать зацепку, - это бросившаяся на нас корова – телушка, - пасшаяся в конце деревни. К счастью, она находилась на привязи… Понятно, что данного «происшествия» мало для установления на Кривом Селе значка «аномально».

Практически ни с чем мы вернулись в Минск…

Заключение

Оба случая, рассмотренные выше, интересны своей психологической атмосферой, как то: странными смертями, происходящими в Кривом Селе, или психологией убийств в Солониках. Психологией, которой, как выяснилось, там даже и не пахнет. К сожалению, очень часто нам приходится сталкиваться со случаями, сущность событий которых или сильно преувеличена, или попросту вымышлена. Кроме того, вышеприведенные случаи относятся к такому разряду, где из-за отсутствия материальных улик о причине происходящих событий остается только догадываться. Или фантазировать. Но это уже – работа писателей-фантастов. Или, как это часто бывает, падких до сенсаций газетчиков. Наша же обязанность – объективное изложение фактов и установление истины. Истины, которая в этих двух случаях, куда-то неуловимо ускользает, оставляя лишь только вопросы и некое необъяснимое чувство неопределенности…

27.08.2009
Похожие материалы:
!!! Перепечатка материалов без согласования с Криптофизическим комитетом запрещается!

Добавлено: 02.09.2009 | Автор: Кирилл Бровченко | Просмотров: 12566 | Рейтинг: 4.0/2

Система OrphusЗаметили ошибку?
Выделите её и нажмите CTRL + ENTER

Главная | О нас | Наши коллеги | Пресса о нас | Контакты | Форум
Уфология | Криптофизика | Проекты | Аналитика
Центральный архив | Библиотека