Криптофизический комитет
!
Тунгусский метеорит
Карта сайта
НЕЗАВИСИМЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ В ОБЛАСТИ КРИПТОФИЗИКИ

ИССЛЕДОВАНИЯ
ПРОЕКТЫ

СТАТИСТИКА САЙТА

Войти через соцсети


Сейчас на сайте: 2
Гостей: 1
Пользователей: 1
Linnik

Главная » Центральный архив » НЛО. Громкие дела » Тунгусский метеорит

100 лет Тунгусскому метеориту
Автор: Геннадий БЕЛИМОВ
Источник: ВГИАЯ
  Версия для печати

Тайна остается тайной

30 июня 2008 года исполнится 100 лет со дня грандиозной космической катастрофы на территории Центральной Сибири, вошедшей в историю науки как падение Тунгусского метеорита. И хотя исследования «Тунгусского дива» продолжаются более 80 лет, считая с даты первой экспедиции Леонида Кулика в 1927 году, ясности с природой грандиозного взрыва как не было, так и нет.

Странность – вот наиболее близкое ощущение, которое вызывает у пытливых умов взрыв на Тунгуске. И в этом ощущении как раз-то и заключена сильнейшая мотивация: разгадать ТАЙНУ. Тем более что подспудно, хоть и не в ряду первых целей, эта тайна связывается с увлекательнейшей идеей – поиском внеземных цивилизаций. Мы не одни во Вселенной – вот мощный стимул для многолетнего и неустанного поиска.

А подтолкнул исследователей к подобному течению мыслей инженер по первой профессии, писатель-фантаст А.П. Казанцев, опубликовавший в 1946 году рассказ-гипотезу «Взрыв» – о катастрофе межпланетного корабля, использовавшего для полетов атомную энергию. И это утверждение фантаста не было беспочвенным: в эпицентре катастрофы были обнаружены слабые следы радиации, произошла мутация некоторых растений и насекомых, а магнитограммы от 30 июня 1908 г., обнаруженные не так давно в Иркутске, очень напоминали магнитные возмущения, характерные для ядерных взрывов. Но ведь в начале прошлого века не взрывали атомных бомб!

Сегодня насчитывается около 120 версий и гипотез по поводу «Тунгусского пришельца», однако ни одна не стала исчерпывающе полной. По-прежнему тайна Тунгусского «пришельца» остается тайной.
И вот, вовсе не для исследования какой-то собственной гипотезы, а просто как журналист на место события в далеком 1985 году в очередную, 27-ю по счету Комплексную самодеятельную экспедицию (КСЭ) отправился автор этих строк. Если б знать, каким переворотом в мировоззрении обернется для меня эта поездка!..

По следам космического гостя

Эвенкийская тайга вызывала чувство ошеломления – сколько летим на миниатюрном «Ан-2», а лесному пространству за иллюминаторами нет конца и края. Тайга кажется безбрежным морем, в котором не за что зацепиться глазу: всюду лишь мохнатые, точно укрытые овчинной шкурой, увалистые складки земли да изредка – изумрудные проплешины болот или темные окружья озер. И ни жилья, ни дорог, никаких иных следов человека!

Потом был бросок на вертолете из легендарного поселка Ванавара до Заимки Кулика, и мы прыгаем из зависшего над торфяным болотом «Ми-8» прямо в мох, мягкий, как поролон. Следом летят мешки с сухарями, крупой и сахаром, ящики с консервами, рюкзаки. Наш отряд осуществлял заброску продуктов для экспедиционников на все лето.
 

С любопытством осматриваю окрестности, избу-лабораторию Кулика, близкую гору Фаррингтон на севере и невысокие горушки поодаль на юго-западе. Мы находимся в эпицентре взрыва. По странному совпадению это место – жерло палеовулкана, а полуразрушенные скалы по сторонам – остатки древнего кратера. Именно над этим местом, на высоте от 5 до 11 км произошел загадочный взрыв, который повалил миллионы деревьев на площади более 2000 кв. км, опалил лучистым ожогом около 250 кв. км тайги, на тысячу километров вокруг потряс землю, а стекла в домах были выбиты за 200-300 км. Было подсчитано, что энергия взрыва в тысячу раз превышала энергию атомной бомбы, сброшенной на Хиросиму.

 
Но так не должно было быть! Обычный метеорит взрывается только после удара о землю, а комета… Из какого состава она должна бы состоять, чтобы вызвать воздушный взрыв и такие разрушения? Из сжиженного водорода, что ли? И почему очевидцы описывают различные траектории полета небесного тела, словно оно совершало странный маневр над тайгой?..

Многое свидетельствовало о том, что в атмосферу Земли ворвалось совершенно необычное космическое тело. Вопросов было и остается по-прежнему очень много.

…Скорость продвижения по тайге не более двух километров в час. Без троп, так называемым «дёром», ходить тяжело. Ноги глубоко уходят в мох, застревают в зарослях низкорослых ерников, штормовку цепляют сухие ветви густого хвойного молодняка, всюду останки поваленного леса – стволы лежат рядами, заросли мхом и травами, ноги поминутно проваливаются в труху сгнивших стволов. Лишь иногда вздыбленные засохшие корни, омытые дождем и ветрами, напоминают о давней катастрофе. «Свидетели взрыва…» – кивнет порой кто-то из бывалых. Недаром поисковики называют себя «космодранцами», а брезент – наиболее пригодная здесь одежда. Она же, наряду с накомарниками, защищает нас от полчищ комарья, прилипчивого мокреца, злых паутов и песьих мух.

Без малого месяц мы находились в тайге, выполняя разные задачи. То вырубали в вечной мерзлоте пробы сфагнового торфа, хранившие в своих слоях микросферулы взрыва 1908 года, то брали пробы почв для определения ее термолюминесценции, то уточняли границы лучистого ожога, сохранившиеся кое-где на останках «стоячего» леса, не поваленного взрывом.

Любые перекуры, а тем более длительные вечерние посиделки у костра привлекали меня рассказами. В нашей группе опытные «каэсэшники» – Валерий Кувшинников, Виктор Черников, Борис Трубецкой, Татьяна Менявцева, Борис и Виктория Бидюковы – все они по десятку и более раз бывали в эвенкийской тайге. Прекрасный программист, а заодно поэт и бард Черников, например, уже в девятнадцатой экспедиции. И это вместо отдыха где-нибудь на море, на пляжах и курортах! Зато и объем работы проделан участниками КСЭ поразительный! Ни за какие деньги, никакими штатными силами не получилось бы осуществить все то, что сделано энтузиастами за неполные три десятилетия. Недаром официальные организации Комитета по метеоритам вскоре после первых экспедиций свернули свою деятельность: исследования представлялись неохватными.

Но что интересно: какими бы острыми ни были разговоры о Тунгусском диве, каким бы трудным ни выдался день, вечером у жаркой поленицы костра мы обязательно пели или просто слушали хорошие песни. Ждали, когда Черников подстроит гитару, возьмет первые сочные аккорды, и… улетали душой в заоблачные выси. Слова и мелодии Виктор сочиняет сам, и песни его в основном на местную тематику. Оба его сына возмужали в таежных походах.

…По прошествии многих лет мне уже ясно, что эта первая экспедиция стала для меня своего рода малым университетом по приобщению к нетрадиционным знаниям. Я столько нового узнал об НЛО, пришельцах, загадочных «серебристых» облаках, о биолокации, ясновидении, многомерности пространства, полетах между созвездиями по пространственным «коридорам-червоточинам», что иного пути, как по изучению непознанных феноменов, для меня уже, пожалуй, не оставалось. Мог ли я когда-то представить, что у меня в руках будут четко действовать биолокационные рамки!..

Однажды, например, мне довелось быть свидетелем беседы томских ученых о теоретически возможном металлическом водороде, необычайно прочном и легком, из которого мог состоять корпус космического корабля, взорвавшегося над тайгой… Представляете, насколько глубокой для КСЭ 60-70-х годов была мечта о посланниках иной цивилизации, если об этом спорили до сих пор!

Мое материалистическое сознание тогда было изрядно поколеблено. Именно после экспедиции в район падения Тунгусского космического тела я стал на путь сознательного исследования аномальных явлений в природе и космосе.

Заколдованное озеро

Вскоре после возвращения из тунгусской тайги состоялось мое знакомство с жителем Волжского М.В. Оболкиным. Крепкий, с ранней сединой, коренастый мужчина с приветливым располагающим лицом и недюжинной, как выяснилось, эрудицией, Михаил Васильевич – ни много ни мало – предложил собственную версию о месте нахождения Тунгусского метеорита или, по крайней мере, родственного ему тела, вторгшегося в атмосферу Земли в то же самое время.

Не скажу, чтобы его идея вызвала во мне мгновенный отклик: всевозможных гипотез на сей счет было слишком много, а недавние споры в тайге попросту запутали меня. Ведь ни одной из гипотез не давали предпочтения! Стало быть, еще одна версия, которая уж по счету… Я заранее настроился скептически.

Однако рассказ Михаила Васильевича не мог не заинтересовать. Дело в том, что он родился и жил с родителями в верховьях Лены, в молодости много охотился в тайге, попадал в совершенно глухие нехоженые места, и вот однажды…

– Это было в 1956 году, – вспоминал Михаил Васильевич. – Мы с отцом и братом охотились в верховьях Нижней Тунгуски. Там вышли на озеро Ярахта. Озеро сквозное: в него втекает и затем вытекает горная речка Ярахта. Оно показалось нам странным. Округлое по форме, озеро было перегорожено большим валом, совершенно нелогичным в широкой лесной долине. Высота вала от уровня воды – десять-двенадцать метров, ширина – более полусотни.

– Вал покрыт молодым лесом. Поразила тогда одна деталь: среди елок лежал обломок огромного дерева, поросший мхом. Как он сюда попал, какая сила его забросила – было непонятно. На месте, где речка вытекает, видна огромная прорва в валу. Прорыв произошел лет двадцать-тридцать назад, склоны даже не успели зарасти мхом. Зато четко виден насыпной грунт: отдельные обломки камней вперемешку с почвой. Старый охотник из Марково позже рассказывал, что озеро прорвалось в конце 20-х годов, а до этого занимало гораздо большую территорию. От него остались подсыхающие береговые болота. Самое глубокое место в озере 51 метр: мы с братом измеряли. Причем глубина начиналась сразу перед насыпным валом.

– Словом, все признаки озера и ряд других примет в округе говорили о том, что это, возможно, след метеоритного кратера. Возраст его вряд ли превышал полсотни лет, – рассуждал мой собеседник. – Правда, понял я это далеко не сразу – главным образом после публикаций гипотез о Тунгусском метеорите. Тогда-то и вспомнилось странное озеро в приленской тайге.

– Какие еще необычные приметы вы заметили? – поинтересовался я.

– Ну, странной показалась структура подножия хребта близ озера. Когда мы там сделали привал и разожгли костер, то начался подземный пожар, который мы с трудом загасили. Каменистая поверхность там оказалась в глубоких трещинах, засыпанных старым мусором, листьями, высохшей хвоей, мхом. Похоже, что эти трещины появились в результате сильного землетрясения.

Кроме того, в восьми километрах вниз от озера мы обнаружили два ключа, отстоящие друг от друга на метров на тридцать. Напор воды в ключах был удивительно сильным, а вот промытого русла не было. Вода растекалась по поверхности и сливалась в один ручей только вблизи впадения в реку Ярахта. Все говорило о молодом происхождении «двурогого» ключа.

Ближе к озеру в отроге хребта есть широкий распадок. Находясь на вершине распадка, я с удивлением обнаружил вывал огромных деревьев. Они были выворочены с корнями силой какого-то мощного урагана или воздушной волны. Между поваленных стволов вырос подлесок возрастом до сорока лет. Коры и ожогов на упавших деревьях не было. Все деревья лежали вершинами вверх по распадку, словно удар воздушной волны шел снизу вверх.

Любопытным показалось и то, что рыба хариус, которая водится в речке Ярахта, крупнее подобных рыб на соседних реках, а вот в озере рыбы мы не обнаружили, хотя ставили сети. Возможно, это связано с определенным химическим составом метеоритного тела, концентрация элементов которого в озере велика и подавляет жизнь.

Что можно еще добавить? В двух километрах вверх от озера мы обнаружили старые деревья со сплошь обломанными кронами. Зона странного ветролома несколько километров. А молодые деревья почему-то устояли. Мне думается, что вывалы в распадке и перед озером могли быть вызваны воздушной волной падающего метеорита.

…Мы еще долго беседовали с Михаилом Васильевичем, строили всевозможные предположения, и в результате изложили все в подробном письме, которое отправили в Томск в адрес КСЭ. Ответ не замедлил прийти. Версия М.В. Оболкина заинтересовала ученых, и они попросили Михаила Васильевича об участии в летней разведочной экспедиции в качестве проводника.

На следующий, 1986-й год, в июле, Михаил Васильевич вылетел в Красноярск, чтобы встретиться с томскими учеными. В непростом путешествии по Нижней Тунгуске им помогал младший брат Михаила Виктор Васильевич, соорудивший за год весьма вместительную лодку с воздушным винтом и низкой посадкой, чтобы можно было преодолевать мели и пороги Тунгуски.

Встреча с томскими учеными, которых возглавляла опытнейший член КСЭ А.П. Бояркина, состоялась в Подволошино на Нижней Тунгуске. Дальнейший путь по обмелевшей реке еще на триста километров вверх был и труден, и опасен. Очень часто приходилось проводить судно волоком через каменистые перекаты, протаскивать по шиверам, разгружать лодку от поклажи. Сухое лето обессилило полноводную реку. Близ редких селений по берегам стояли на приколе баржи, маломерные суда. «После Подволошино даже моторные лодки на реке не встречались, – рассказывал Михаил Васильевич, – братова идея с воздушным винтом полностью оправдалась, хотя скорость движения оставалась небольшой, 6-8 километров в час, а порой и меньше».
Но главным препятствием стали лесные пожары. Сухое лето способствовало возгораниям, и горький дым стлался над тайгой, вселяя в путешественников тревогу.

Устье реки Ярахты братья признали с трудом. Минувшие десятилетия сильно изменили места. Но горше всего было то, что недавний пожар неузнаваемо преобразил прекрасную пойму реки. Тропа исчезла под хаосом поваленных пожаром, обугленных деревьев.

– Когда мы, наконец, вышли к озеру, – вспоминал Оболкин, – я попросту не узнал его. «Это не оно!» – вырвалось у меня. Ну, ладно – лес: в округе, на хребтиках вдоль реки был замечательный таежный лес. Сейчас – только остовы деревьев, отдельные стояки, а все вокруг повалено, голо, мертво… Пожары не пощадили здесь тайгу, но главное – исчез вал с молодым лесом! Лишь глинистая отмель омывалась озерной водой на том месте, да покрытые мхом и травянистой сплавиной лежали болота по берегам…. Ничто не напоминало прежнее озеро. Недоумение, сомнения я видел на лицах, читал в глазах моих спутников. Что я им мог сказать, как объяснить?
Времени, учитывая трудный обратный путь, у томичей оставалось в обрез. За полтора дня, что они были на озере, удалось сделать немного. Соорудив плот, они произвели замеры глубины озера, пробили небольшой шурф в вечной мерзлоте на месте вала, сходили к двурогому ключу, попытались определить место странного вывала леса вверх по речке.

Мало, слишком мало что соответствовало здесь воспоминаниям и рассказам Михаила Васильевича и его брата… Словно то, былое, пригрезилось им, приснилось.

Кажется, он улавливал сочувствие в словах и взглядах его новых друзей…

Итак, что же дала разведка в 1986 году?

После обмеров озера стало понятно, что, скорее всего, вал целиком ушел на дно в результате большого оползня. Глубина озера уменьшилась почти втрое и достигает нынче 18 метров. На берегу хорошо видна линия отлома со следами вечной мерзлоты. Ясно, что выброшенная взрывом порода, нависая над глубокой впадиной озера, находилась в неустойчивом равновесии. Стоило воде постепенно растопить мерзлоту или возникнуть лесному пожару, как произошел оползень. Косвенным следом оползня можно считать хотя бы те доски и плахи, оставшиеся высоко на ветвях деревьев ниже озера, которые заметили все участники экспедиции. Их забросила туда огромная приливная волна!

С другой стороны, произошедшие заметные изменения озера и местности вокруг только подтверждают предположения Михаила Васильевича о сравнительно недавнем происхождении водоема. Процесс его формирования и изменения не закончился или, по крайней мере, продолжается. Если б озеро имело древнее происхождение, разве произошло бы здесь столько изменений только за последние несколько десятков лет?
Кстати, и двурогий ключ предстал совсем другим: напор воды в нем уменьшился раз в десять, берега уже покрыты многолетним мхом. Не нашли томичи и вывал леса вверх вдоль русла речки – следы лесовала уничтожил огонь. Зато ими же за исчезнувшим валом были обнаружены две-три складки на поверхности земли, расположенные радиально к озеру на расстоянии сотни метров друг от друга. Длина складок – метров по триста, высота около двух метров, ширина до десяти. Складки поросли кустарником. Они тоже выглядят необычно в пойме речки, словно застывшие волны земли, смятой чудовищным ударом.

Малопонятным, по мнению Оболкина, было и необычайно бурное цветение воды в озере. Она стала абсолютно непрозрачной из-за зеленых микроорганизмов. Такое в районах вечной мерзлоты с водой не наблюдается. Михаил Васильевич считает, что развитие микроорганизмов могло быть спровоцировано остаточным веществом метеорита, включавшим соответствующие химические элементы. Однако ни проб воды, ни попыток определить населенность озера рыбой они тогда из-за спешки не сделали.

В общем, вопросов после путешествия на Нижнюю Тунгуску меньше не стало. Не сразу, но все более очевидной для нас, волжан, стала необходимость в новом, более тщательном обследовании таежного озера. Тем более что в те годы стала популярной идея поисков фрагментов Тунгусского космического тела на периферии от места взрыва.

В 1988 году я получил приглашение на участие в научной конференции, посвященной 80-летию падения Тунгусского метеорита г. Красноярске, и небольшой отряд волжан числом в пять человек отправился рейсовым авиалайнером на далекий Енисей. Тогда с полетами и с ценами на авиабилеты было несложно. Нашим проводником был все тот же Михаил Оболкин.

Неоконченная экспедиция

По завершению симпозиума в Красноярске многие участники разъехались в заранее запланированные экспедиции. Большинство – на Метеоритную заимку Кулика, в эпицентр взрыва, но были отряды, избравшие собственные маршруты. К примеру, в Красноярске я познакомился с молодым ученым-математиком из Ташкента Александром Симоновым, который опубликовал гипотезу-обоснование о возможном падении фрагментов Тунгусского тела в стороне от эпицентра взрыва. По его расчетам, местом падения остатков метеорита могла быть река Кова, впадающая в Ангару. Туда он со своей группой и направился.

Но в таком случае разве можно исключить падение кометного тела или метеорита в районе озера Ярахта, отстоящего от Ванавары, как и Кова, на те же пятьсот километров, только восточнее? Пятерка волжан (в составе инженера Алексея Варгина, туристов Надежды Козыревой и Марины Суриковой, проводника М.В. Оболкина и автора этих строк) отправилась собственным маршрутом в междуречье истоков Лены и Нижней Тунгуски.

Верхнее Марково – последнее село в верховьях Лены, от которого начинается почти 800-километровая дорога-зимник до поселка Мирный, знаменитого месторождения алмазов Якутии. Мы прибыли туда по реке и, как водится у экспедиционников, представились местному руководству из Ленской нефтегазоразведочной экспедиции. Главный геолог Василий Илларионович Коренев оказался нашим земляком, добывал нефть в Волгоградской области, в Котовском районе. Сразу установилась взаимная симпатия.

Выяснилось, что до озера Ярахта отсюда более 80 километров, сплошное бездорожье, но через несколько дней туда, на буровую № 8, идут четыре КРАЗа с трубами, и нас подбросят. От буровой идти к озеру уже не далеко.
Конечно, надо бы отдельно описывать этот путь на мощных вездеходных машинах с тяжелыми трубами, потому что дорогой то, что мы увидели назвать нельзя. Может, зимой, когда глина замерзает, она проходима, но сейчас, в раскисших после дождей колеях поочередно застревали КРАЗы, и иногда все четыре машины впрягались в одну сцепку, чтобы выбраться на место посуше. Тяжелейшая работа! А ведь вернувшись из рейса, никто из этих молодых водителей не скажет, как было на самом деле. «Нормально!..» – вот и весь отчет перед начальством или женами, у кого они есть.

На озеро мы вышли по реке, вытекавшей из водоема. Час ладили переправу, зато уже через пять минут были у роскошного зимовья. Роскошного в том смысле, что бревенчатой избе было просторно, стояла печь, оборудованы нары, стоял стол со скатертью. И поскольку все эти дни часто срывался дождь, то ночевать в доме было, конечно, предпочтительнее, чем в палатках.

Отдохнув с дороги, сходили на озеро. Там нашли плот, срубленный Оболкиным еще два года назад, и рыбацкую лодчонку. Михаил Васильевич сплавал на край озера, поставил сетку. Мы в это время обследовали озеро и дамбу, преграждавшую когда-то реку. Увы, сейчас мало что напоминало о мощном вале-перемычке, образовавшем когда-то это озеро.

18 июля, в понедельник, сделали промеры озера по двум диаметрам эллипсовидного озера. Максимальная глубина 23 метра. Прошлись по руслу Ярахты в поисках радиальных валов, но оценить ситуацию было непросто – река петляет, все заросло кустарником выше головы. На ближайшие дни были запланированы тщательные обследования самого озера и местности вокруг.

Я, помню, вел записи в походном дневнике, лежа в доме, девчата варили уху из щуки и окуней, попавшихся в сетку, Леша Варгин рубил дрова на костер впрок… И вдруг раздались крики: «Бинты! Йод! Быстро!!» У меня оборвалось сердце…

Алексей сильно разрубил ногу в подъеме левой стопы. Когда он разжал мокрые от крови пальцы, и рана разверзлась, я понял, что экспедиция на этом закончилась…

Потом я шел один по бездорожью в Марково за помощью – вездеходом или вертолетом. Один, потому что Леша был уже не ходок, оставались две девушки и немолодой в то время Оболкин. Попадались следы медведя, волка, лосей, четко оттиснутые в сырой глине, но было не до опасений. Мысли только об одном – быстрее, быстрее…

Вдруг на переправе через Нижнюю Тунгуску встретил троих парней. Оказывается, один из них, водитель, перевернулся здесь на тракторе К-700 на ледяной переправе еще в мае, а сейчас прибыли на вездеходе «Урал» из Киренска вызволять машину из реки. «Мужик, ты че! Куда ты без ружья пойдешь? – удивились они. – Ты разве не видел обглоданные осины? Это ж медведи лакомятся! А есть же и с выводками…»

Решили, что я буду готовить им питание на костре и сооружу большой костер из сосняка и шин, чтобы привлечь какой-нибудь случайный вертолет, а они по быстрому переберут двигатель вытащенного на берег, уже без смятой кабины, К-700. К вечеру затарахтел движок, а уже наутро мы на двух тракторах, как на танках, которые «грязи не боятся», колыхаясь, как на волнах, шли и шли безостановочно в В. Марково. «Эх-х, хотели порыбачить несколько дней!..» – только и сказал мой водитель Серега.

Потом я летел с пилотами на вертолете с одной на другую буровую, и напоследок мы приземлились в пятистах метрах от зимовья с раненым. Леша чувствовал себя неплохо, в местной больнице ему помогли, но рану зашивать было уже поздно, и мы ждали, пока она немного очистится и зарастет.

В Верхнем Марково мы узнали, что у начальника местного автотранспорта Александра Павловича Бородина где-то дома хранится железный метеорит, найденный им на берегу Нижней Тунгуски километрах в тридцати от озера Ярахта. Но сам хозяин был в то время в отпуске в Ленинграде, а теща странную каменюку не нашла.
Тайна озера Ярахта так и осталась нераскрытой. Тайга не хотела отдавать свою добычу. Был ли это фрагмент какого-то космического тела, мы в том почти не сомневаемся, однако добраться до него, скорее всего, людям не доведется. Или это будет очень не скоро.

Обсуждая давнюю историю с «заколдованным» озером с М. В. Оболкиным, мы прикидывали, как все-таки можно добиться результата в поисках фрагментов тела вблизи Ярахты. Оболкин считает, что тут могли бы помочь металлоискатели. «Раз уж Бородин нашел осколок железного метеорита, значит, эти каплеобразные фрагменты могли в изобилии оказаться вокруг озера! – рассуждал он. – И при подлете к долине реки, и раскиданные взрывом…» Однако по возрасту мы оба вряд ли сможем поехать в далекую тайгу. Может, найдутся энтузиасты помоложе?..

Вот уже 100 лет не поддается разгадке катастрофа Тунгусского «пришельца», и с этим приходится мириться.

На снимках: Г. Белимов в районе падения ТМ; озеро Ярахта; Заимка Кулика; карта эпицентра взрыва ТМ.

Тип: Отчет исследовательской группы | Добавлено: 20.04.2016 | Просмотров: 1653 | Рейтинг: 0.0/0

Система OrphusЗаметили ошибку?
Выделите её и нажмите CTRL + ENTER
Имя *:
Email *:
Код *:

Главная | О нас | Наши коллеги | Пресса о нас | Контакты | Форум
Уфология | Криптофизика | Проекты | Аналитика
Центральный архив | Библиотека